Архив метки: День матери

0_96216_3003df2a_orig

Стихи о матери (ко Дню матери)

МАМА

Григоре Виеру

(перевод Валентина Берестова)

Ну-ка, М,

Дай руку А. Ну-ка, МА,

Дай руку МА.

МА и МА, а вместе — МА-МА!

Это я пишу сама.

Надо знать,

Как писать

Букву «М» и букву «А».

Испишу я всю тетрадь:

М и А,

МА и МА.

МАМА, МАМА, МАМА, МАМА… –

Тихо перышком скриплю.

Посмотри скорее, мама, —

Вот как я тебя люблю!

ЧЕМ ПАХНЕТ МАМА

О.Бондур

По субботам духами

Пахнет мамин наряд,

Так идут они маме –

И духи, и театр.

В воскресенье – блинами,

Завтрак – вот он, готов!

Так подходит он маме,

Этот запах блинов.

В понедельник – делами

Сразу дом наш пропах,

Так подходит он маме –

Этот запах бумаг.

Но скажу, между нами,

По секрету скажу:

Я родной своей маме

Больше всех подхожу!

 
Я МАМУ МОЮ ОБИДЕЛ
Эмма Мошковская

Я мамy мою обидел,

Тепеpь никогда-никогда

Из домy вместе не выйдем,

Hе сходим с ней никyда.

Она в окно не помашет,

И я ей не помашy,

Она ничего не pасскажет,

И я ей не pасскажy…

Возьмy я мешок за плечи,

Я хлеба кyсок найдy,

Hайдy я палкy покpепче,

Уйдy я, yйдy в тайгy!

Я бyдy ходить по следy,

Я бyдy искать pyдy

И чеpез бypнyю pекy

Стpоить мосты пойдy!

И бyдy я главный начальник,

И бyдy я с боpодой,

И бyдy всегда печальный

И молчаливый такой…

И вот бyдет вечеp зимний,

И вот пpойдёт много лет,

И вот в самолёт pеактивный

Мама возьмёт билет.

И в день моего pожденья

Тот самолёт пpилетит,

И выйдет оттyда мама,

И мама меня пpостит.

МАМА ПОЁТ

Агния Барто

Мама по комнатам

В фаpтyке белом

Hетоpопливо пpойдёт,

Ходит по комнатам,

Занята делом

И, междy делом,

Поёт.

Чашки и блюдца

Пеpемывает,

Мне yлыбнyться

Hе забывает

И напевает.

Hо вот сегодня

Голос знакомый

Словно совсем и не тот.

Мама по-пpежнемy

Ходит по домy,

Hо по-иномy поёт.

Голос знакомый

С особенной силой

Вдpyг зазвyчал в тишине.

Добpое что-то

В сеpдце вносил он…

Hе pазpеветься бы мне.

РАЗГОВОР С ДОЧКОЙ

Агния Барто

— Мне не хватает теплоты, —

Она сказала дочке.

Дочь удивилась: — Мерзнешь ты

И в летние денечки?

— Ты не поймешь, еще мала, —

Вздохнула мать устало.

А дочь кричит: — Я поняла! –

И тащит одеяло.

«КТО ВАС, ДЕТИ, БОЛЬШЕ ЛЮБИТ…»

Агния Барто

Кто вас, дети, больше любит,

Кто вас нежно так голyбит

И заботится о вас,

Hе смыкая ночью глаз?

— «Мама дорогая».

Колыбель кто вам качает,

Кто вам песни напевает,

Кто вам сказки говоpит

И игpyшки вам даpит?

— «Мама золотая».

Если, дети, вы ленивы,

Hепослyшны, шаловливы,

Что бывает иногда, —

Кто же слёзы льет тогда?

— «Всё она, pодная».

РАЗГОВОР С МАМОЙ

Агния Барто

Сын зовёт: «Агу, агу!» –

Мол, побудь со мною.

А в ответ: — Я не могу,

Я посуду мою.

Но опять: «Агу, агу!» –

Слышно с новой силой.

И в ответ: — Бегу, бегу,

Не сердись, мой милый!

РАЗЛУКА

Агния Барто

Все я делаю для мамы:

Для нее играю гаммы,

Для нее хожу к врачу,

Математику учу.

Все мальчишки в речку лезли,

Я один сидел на пляже,

Для нее после болезни

Не купался в речке даже.

Для нее я мою руки,

Ем какие-то морковки…

Только мы теперь в разлуке,

Мама в городе Прилуки.

Пятый день в командировке.

И сегодня целый вечер

Что-то мне заняться нечем!

И, наверно, по привычке

Или, может быть, от скуки

Я кладу на место спички

И зачем-то мою руки.

И звучат печально гаммы

В нашей комнате. Без мамы.

ПЕРЕМЫЛ БЫ ЧАШКИ, ЛОЖКИ…

Эдуард Успенский

Если был бы я девчонкой –

Я бы время не терял!

Я б на улице не прыгал,

Я б рубашки постирал,

Я бы вымыл в кухне пол,

Перемыл бы чашки, ложки,

Сам начистил бы картошки,

Все свои игрушки сам

Я б расставил по местам!

Отчего я не девчонка?

Я бы маме так помог!

Мама сразу бы сказала:

«Молодчина ты, сынок!»

ВОТ КАКАЯ МАМА!
Елена Благинина

Мама песню напевала,

Одевала дочку,

Одевала-надевала

Белую сорочку.

Белая сорочка –

Тоненькая строчка.

Мама песенку тянула,

Обувала дочку.

По резинке пристегнула

К каждому чулочку.

Светлые чулочки

На ногах у дочки.

Мама песенку допела,

Мама девочку одела:

Платье красное в горошках,

Туфли новые на ножках…

Вот как мама угодила.

К Маю дочку нарядила.

Вот какая мама –

Золотая прямо!

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

Эмма Мошковская

Я решил и отправляюсь,

Я иду в этот трудный путь.

Я иду в соседнюю комнату,

Где молча сидит моя мама.

И придётся открыть дверь

И сделать шаг… и ещё

И еще, может десять, десять шагов!

И тихо к ней подойти,

И тихо сказать: «прости…»

Есть мужество стоять под выстрелом,

Под прорезью прицела тонкого,

Есть мужество решенья быстрого,

И мужество терпенья долгого.

А есть ещё такое мужество,

Что может быть других важнее.

Когда не в силах больше мучиться

Приходишь к нему иль ней.

Я был не прав, не прав до ужаса,

Прости меня и мне доверься

И отогреет это мужество

Тобой обиженное сердце.

МАМА

Юрий Энтин

Мама — первое слово,

Главное слово в каждой судьбе.

Мама жизнь подарила,

Мир подарила мне и тебе.

Так бывает — ночью бессонною

Мама потихоньку всплакнет,

Как там дочка, как там сынок ее –

Лишь под утро мама уснет.

Мама — первое слово,

Главное слово в каждой судьбе.

Мама землю и небо,

Жизнь подарила мне и тебе.

Так бывает — если случится вдруг

В доме вашем горе-беда,

Мама — самый лучший, надежный друг –

Будет с вами рядом всегда.

Мама — первое слово,

Главное слово в каждой судьбе

Мама жизнь подарила,

Мир подарила мне и тебе.

Так бывает — станешь взрослее ты

И, как птица, ввысь улетишь,

Кем бы ни был, знай, что для мамы ты –

Как и прежде, милый малыш.

Мама — первое слово,

Главное слово в каждой судьбе

Мама жизнь подарила,

Мир подарила мне и тебе.

ПОСИДИМ В ТИШИНЕ

Елена Благина

Мама спит — она устала…

Ну и я играть не стала!

Я волчка не завожу,

А уселась и сижу.

Не шумят мои игрушки,

Тихо в комнате пустой,

А по маминой подушке

Луч крадется золотой.

И сказала я лучу:

«Я тоже двигаться хочу,

Я бы многого хотела:

вслух читать и мяч катать,

Я бы песенку пропела,

Я б могла похохотать!

Да мало ль я чего хочу!

Но мама спит и я молчу».

Луч метнулся по стене,

А потом скользнул ко мне.

«Ничего — шепнул он будто,

посидим и в тишине».

МАТЬ

Майков

Бедный мальчик! Весь в огне

Всё ему неловко!

Ляг на плечико ко мне, —

Прислонись головкой!

Я с тобою похожу…

Подреми, мой мальчик,

Хочешь, сказочку скажу:

Жил-был мальчик с пальчик…

Нет? Не хочешь?.. Сказки — вздор

Песня лучше будет…

Зашумел сыр-темен бор,

Лис лисичку будит;

Во сыром темном бору…

Тише! засыпает…

Словно птенчик, все в жару

Губки открывает…

«Во сыром бору» поет .

Мать и ходит, ходит…

Тихо, долго ночь идет…

Ночь уж лень выводит.

Мать поет… рука у ней

Затекла, устала,

И не раз слезу с очей

Бедная, роняла…

И едва дитя, в жару,

Вздрогнув, встрепенётся

«Во темном-сыром бору» –

Снова разлается,

Отклони удар, уйди,

Смерть с своей косою!

Мать дитя с своей груди

Не отдаст без бою!

***

А.Фет

Мама! глянь-ка из окошка –

Знать, вчера недаром кошка

Умывала нос:

Грязи нет, весь двор одело,

Посветлело, побелело –

Видно, есть мороз.

Не колючий, светло-синий

По ветвям развешен иней –

Погляди хоть ты!

Словно кто-то тороватый

Свежей, белой, пухлой ватой

Все убрал кусты.

Я МАМУ ЛЮБЛЮ

Л.Давыдова

Мне мама приносит

Игрушки, конфеты,

Но маму люблю я

Совсем не за это.

Веселые песни

Она напевает,

Нам скучно вдвоем

Никогда не бывает.

Я ей открываю

Свои все секреты.

Но маму люблю я

Не только за это.

Люблю свою маму,

Скажу я вам прямо,

Ну просто за то,

Что она моя мама!

ПОГОВОРИ СО МНОЮ, МАМА

Виктор Гин

Давно ли песни ты мне пела,

Над колыбелью наклонясь.

Но время птицей пролетело,

И в детство нить оборвалась.

Поговори со мною, мама,

О чем-нибудь поговори,

До звездной полночи до самой —

Мне снова детство подари.

Доволен я своей судьбою,

Немалый в жизни пройден путь.

Но очень хочется порою

Мне снова в детство заглянуть.

Минуты сказочные эти

Навек оставлю в сердце я.

Дороже всех наград на свете

Мне песня тихая твоя.

МАТЕРИ

Расул Гамзатов

Мальчишка горский, я несносным

Слыл неслухом в кругу семьи

И отвергал с упрямством взрослым

Все наставления твои.

Но годы шли, и к ним причастный,

Я не робел перед судьбой,

Зато теперь робею часто,

Как маленький, перед тобой.

Вот мы одни сегодня в доме,

Я боли в сердце не таю

И на твои клоню ладони

Седую голову свою.

Мне горько, мама, грустно, мама,

Я — пленник глупой суеты,

И от меня так в жизни мало

Вниманья чувствовала ты.

Кружусь на шумной карусели.

Куда-то мчусь, но вдруг опять

Сожмется сердце: «Неужели,

Я начал маму забывать?»

А ты с любовью, не с упреком,

Взглянув тревожно на меня,

Вздохнешь, как будто ненароком,

Слезинку тайно оброня.

Звезда, сверкнув на небосклоне,

Летит в конечный свой полет.

Тебе твой мальчик на ладони

Седую голову кладет.

БЕРЕГИТЕ МАТЕРЕЙ

Расул Гамзатов

«Знайте, люди , нет страшнее скорби,

Чем расстаться с матерью своей!

Трудно жить навеки мать утратив,

Нет счастливей тех, чья мать жива!

Именем моих погибших братьев

Вслушайтесь — молю! — в мои слова!

Как бы ни манил нас бег событий,

Как ни влек бы в свой водоворот,

Пуще глаза маму берегите,

От обид, от тягот, от забот.

Боль за сыновей — подобно мелу

Выбелит ей косы добела.

Если даже сердце очерствело,

Дайте маме капельку тепла!

Если стали сердцем вы суровы

Будьте, дети, ласковее с ней,

Берегите мать от злого слова.

Знайте, дети ранят всех больней!

Если ваши матери устали,

Добрый отдых вы им дать должны…

Берегите их от черных шалей!

Мать уйдет — и не изгладить шрама,

Мать умрет, и боли не унять…

Заклинаю: берегите маму!

Дети мира, берегите мать!

Чтобы в душу не проникла плесень,

Чтоб не стала наша жизнь темна,

Чтобы не забыть прекрасных песен,

Тех, что в детстве пела нам она!

СЛОВО О МАТЕРИ (отрывок из поэмы)

Расул Гамзатов

Трудно жить, навеки Мать утратив.

Нет счастливей нас, чья мать жива.

Именем моих погибших братьев

Вдумайтесь, молю, в мои слова.

Как бы ни манил вас бег событий,

Как ни влек бы в свой водоворот,

Пуще глаза маму берегите,

От обид, от тягот и забот.

Боль за сыновей, подобно мелу,

Выбелит ей косы до бела.

Если даже сердце очерствело,

Дайте маме капельку тепла.

Если сердцем стали вы суровы,

Будьте, дети, ласковее с ней.

Берегите мать от злого слова.

Знайте: дети ранят всех больней!

Если ваши матери устали,

Добрый отдых вы им дать должны.

Берегите их от черных шалей,

Берегите женщин от войны!

Мать умрет, и не изгладить шрамы,

Мать умрет, и боли не унять.

Заклинаю: берегите маму,

Дети мира, берегите мать!

MAMA

Ярослав Смеляков

Добра моя мать. Добра, сердечна.

Приди к ней — увенчанный и увечный –

делиться удачей, печаль скрывать –

чайник согреет, обед поставит,

выслушает, ночевать оставит:

сама — на сундук, а гостям — кровать.

Старенькая. Ведь видала виды,

знала обманы, хулу, обиды.

Но не пошло ей ученье впрок.

Окна погасли. Фонарь погашен.

Только до позднего в комнате нашей

теплится радостный огонек.

Это она над письмом склонилась.

Не позабыла, не поленилась –

пишет ответы во все края:

кого — пожалеет, кого — поздравит,

кого — подбодрит, а кого — поправит.

Совесть людская. Мама моя.

Долго сидит она над тетрадкой,

отодвигая седую прядку

(дельная — рано ей на покой),

глаз утомленных не закрывая,

ближних и дальних обогревая

своею лучистою добротой.

Всех бы приветила, всех сдружила,

всех бы знакомых переженила.

Всех бы людей за столом собрать,

а самой оказаться — как будто!- лишней,

сесть в уголок и оттуда неслышно

за шумным праздником наблюдать.

Мне бы с тобою все время ладить,

все бы морщины твои разгладить.

Может, затем и стихи пишу,

что, сознавая мужскую силу,

так, как у сердца меня носила,

в сердце своем я тебя ношу.

МАТЬ

Николай Алексеевич Некрасов

Она была исполнена печали,

И между тем, как шумны и резвы

Три отрока вокруг нее играли,

Ее уста задумчиво шептали:

«Несчастные! зачем родились вы?

Пойдете вы дорогою прямою

И вам судьбы своей не избежать!»

Не омрачай веселья их тоскою,

Не плачь над ними, мученица-мать!

Но говори им с молодости ранней:

Есть времена, есть целые века,

В которые нет ничего желанней,

Прекраснее — тернового венка…

***

Виктор Коротаев

О вера наших матерей,

Вовек не знающая меры,

Святая, трепетная вера

В нас, подрастающих детей,

Её, как свет в березняке,

Не вытравит ничто на свете:

Ни единицы в дневнике,

Ни злые жалобы соседей.

Уж матери — такой народ –

Вздохнут,

Нас долгим взглядом смеря:

Пусть перебесятся, пройдет,

И снова верят, верят, верят.

Как верят матери одни

Взыскательно и терпеливо.

И — не крикливые — они

Не почитают это дивом.

И просто нипочем года

Их вере, трепетной и нежной,

Вот только мы-то не всегда

Оправдываем их надежды.

МАТЬ

Вероника Тушнова

Она совсем немного опоздала,

спеша с вокзала с пёстрым узелком.

Ещё в распахнутые окна зала

виднелось знамя с золотым древком,

ещё на лестнице лежала хвоя,

и звук литавр, казалось, не погас…

Она прошла с дрожащей головою,

в глухом платке, надвинутом до глаз.

Она прошла походкою незрячей,

водя по стенам сморщенной рукой.

И было страшно, что она не плачет,

что взгляд такой горячий и сухой.

Ещё при входе где-то, у калитки,

узнала, верно, обо всём она.

Ей отдали нехитрые пожитки

и славные сыновьи ордена.

Потом старуха поднялась в палату, —

мне до сих пор слышны её шаги,

и молчаливо раздала солдатам

домашние ржаные пироги.

***

Эдуард Асадов

Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо?

Не надо. Тревоги свои забудь.

Мне ведь уже не шестнадцать, мама!

Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.

Я знаю, уж так повелось на свете,

И даже предчувствую твой ответ,

Что дети всегда для матери дети,

Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет

И все же с годами былые средства

Как-то меняться уже должны.

И прежний надзор и контроль, как в детстве,

Уже обидны и не нужны.

Ведь есть же, ну, личное очень что-то!

Когда ж заставляют: скажи да скажи! –

То этим нередко помимо охоты

Тебя вынуждают прибегнуть к лжи.

Родная моя, не смотри устало!

Любовь наша крепче еще теперь.

Ну разве ты плохо меня воспитала?

Верь мне, пожалуйста, очень верь!

И в страхе пусть сердце твое не бьется,

Ведь я по-глупому не влюблюсь,

Не выйду навстречу кому придется,

С дурной компанией не свяжусь.

И не полезу куда-то в яму,

Коль повстречаю в пути беду,

Я тотчас приду за советом, мама,

Сразу почувствую и приду.

Когда-то же надо ведь быть смелее,

А если порой поступлю не так,

Ну что ж, значит буду потом умнее,

И лучше синяк, чем стеклянный колпак.

Дай твои руки расцеловать,

Самые добрые в целом свете.

Не надо, мама, меня ревновать,

Дети, они же не вечно дети!

И ты не сиди у окна упрямо,

Готовя в душе за вопросом вопрос.

Мне ведь уже не шестнадцать, мама.

Пойми. И взгляни на меня всерьез.

Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,

И пусть тревога тебя не точит.

Не бойся, родная. Я скоро вернусь!

Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

УХОДЯТ МАТЕРИ ОТ НАС

Евгений Евтушенко

Уходят наши матери от нас,

Уходят потихонечку, на цыпочках,

А мы спокойно спим, едой насытившись,

Не замечая этот страшный час.

Уходят наши матери от нас не сразу, нет,

Нам это только кажется, что сразу.

Они уходят медленно и странно,

Шагами маленькими по ступеням лет

Все удаляются они, все удаляются.

К ним тянется очнувшись ото сна,

Но руки вдруг о воздух ударяются –

В нем выросла стеклянная стена!

Мы опоздали. Пробил страшный час.

Глядим мы со слезами постоянными,

Как тихими суровыми колоннами

Уходят наши матери от нас…

МАМЕ
Марина Цветаева

В старом вальсе штраусовском впервые

Мы услышали твой тихий зов,

С той поры нам чужды все живые

И отраден беглый бой часов.

Мы, как ты, приветствуем закаты,

Упиваясь близостью конца.

Все, чем в лучший вечер мы богаты,

Нам тобою вложено в сердца.

К детским снам клонясь неутомимо,

(Без тебя лишь месяц в них глядел!)

Ты вела своих малюток мимо

Горькой жизни помыслов и дел.

С ранних лет нам близок, кто печален,

Скучен смех и чужд домашний кров…

Наш корабль не в добрый миг отчален

И плывет по воле всех ветров!

Все бледней лазурный остров — детство,

Мы одни на палубе стоим.

Видно грусть оставила в наследство

Ты, о мама, девочкам своим!

ПИСЬМО К МАТЕРИ

Сергей Есенин

Ты жива еще моя старушка?

Жив и я. Привет тебе привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет

Пишут мне, что ты, тая тревогу

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто ходишь на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке

Часто видится одно и то ж

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож

Ничего, родная, успокойся.

Это только тягостная бредь

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб тебя не видя, умереть.

Я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом

Я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад

Не буди, того, что отмечталось

Не волнуй того, что не сбылось

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет

Ты одна мне помощь и отрада

Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не ходи так часто на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

МОЛИТВА МАТЕРИ
Сергей Есенин

На краю деревни старая избушка,

Там перед иконой молится старушка.

Молитва старушки сына поминает,

Сын в краю далеком родину спасает.

Молится старушка, утирает слезы,

А в глазах усталых расцветают грезы.

Видит она поле, поле перед боем,

Где лежит убитым сын ее героем.

На груди широкой брызжет кровь, что пламя,

А в руках застывших вражеское знамя.

И от счастья с горем вся она застыла,

Голову седую на руки склонила.

И закрыли брови редкие сединки,

А из глаз, как бисер, сыплются слезинки.

***

Сергей Есенин

Пахнет рыхлыми драченами,

У порога в дежке квас,

Над печурками точеными

Тараканы лезут в паз.

Вьется сажа над заслонкою,

В печке нитки попелиц,

А на лавке за солонкою –

Шелуха сырых яиц.

Мать с ухватами не сладится,

Нагибается низко,

Старый кот к махотке крадется

На парное молоко.

Квохчут куры беспокойные

Над оглоблями сохи,

На дворе обедню стройную

Запевают петухи.

А в окне на сени скатые,

От пугливой шумоты,

Из углов щенки кудлатые

Заползают в хомуты.

***

Сергей Есенин

Заря окликает другую,

Дымится овсяная гладь…

Я вспомнил тебя, дорогую,

Моя одряхлевшая мать.

Как прежде ходя на пригорок,

Костыль свой сжимая в руке,

Ты смотришь на лунный опорок,

Плывущий по сонной реке.

И думаешь горько, я знаю,

С тревогой и грустью большой,

Что сын твой по отчему краю

Совсем не болеет душой.

Потом ты идешь до погоста

И, в камень уставясь в упор,

Вздыхаешь так нежно и просто

За братьев моих и сестер.

Пускай мы росли ножевые,

А сестры росли, как май,

Ты все же глаза живые

Печально не подымай.

Довольно скорбеть! Довольно!

И время тебе подсмотреть,

Что яблоне тоже больно

Терять своих листьев медь.

Ведь радость бывает редко,

Как вешняя звень поутру,

И мне — чем сгнивать на ветках –

Уж лучше сгореть на ветру.

МАТЕРИ

Иван Бунин

Я помню спальню и лампадку,

Игрушки, теплую кроватку

И милый, кроткий голос твой:

«Ангел-хранитель над тобой!»

Ты перекрестишь, поцелуешь,

Напомнишь мне, что он со мной,

И верой в счастье очаруешь…

Я помню, помню голос твой!

Я помню ночь, тепло кроватки,

Лампадку в сумраке угла

И тени от цепей лампадки…

Не ты ли ангелом была?

МАТЬ

Семен Яковлевич Надсон

Тяжелое детство мне пало на долю:

Из прихоти взятый чужою семьей,

По темным углам я наплакался вволю,

Изведав всю тяжесть подачки людской.

Меня окружало довольство, лишений

Не знал я,- зато и любви я не знал,

И в тихие ночи тревожных молений

Никто над кроваткой моей не шептал.

Я рос одиноко… я рос позабытым,

Пугливым ребенком,- угрюмый, больной,

С умом, не по-детски печалью развитым,

И с чуткой, болезненно-чуткой душой…

И стали слетать ко мне светлые грезы,

И стали мне дивные речи шептать,

И детские слезы, безвинные слезы,

С ресниц моих тихо крылами свевать!..

Ночь… В комнате душно… Сквозь шторы струится

Таинственный свет серебристой луны…

Я глубже стараюсь в подушки зарыться,

А сны надо мной уж, заветные сны!..

Чу! Шорох шагов и шумящего платья…

Несмелые звуки слышней и слышней…

Вот тихое «здравствуй», и чьи-то объятья

Кольцом обвилися вкруг шеи моей!

«Ты здесь, ты со мной, о моя дорогая,

О милая мама!.. Ты снова пришла!

Какие ж дары из далекого рая

Ты бедному сыну с собой принесла?

Как в прошлые ночи, взяла ль ты с собою

С лугов его ярких, как день, мотыльков,

Из рек его рыбок с цветной чешуею,

Из пышных садов — ароматных плодов?

Споешь ли ты райские песни мне снова?

Расскажешь ли снова, как в блеске лучей

И в синих струях фимиама святого

Там носятся тени безгрешных людей?

Как ангелы в полночь на землю слетают

И бродят вокруг поселений людских,

И чистые слезы молитв собирают

И нижут жемчужные нити из них?..

Сегодня, родная, я стою награды,

Сегодня — о, как ненавижу я их!-

Опять они сердце мое без пощады

Измучили злобой насмешек своих…

Скорей же, скорей!..»

И под тихие ласки,

Обвеян блаженством нахлынувших грез,

Я сладко смыкал утомленные глазки,

Прильнувши к подушке, намокшей от слез!..

ПЕСНЯ О ЛЕНИНГРАДСКОЙ МАТЕРИ

Ольга Берггольц

Вставал рассвет балтийский

ясный

когда воззвали рупора:

— Над нами грозная опасность.

Бери оружье, Ленинград! –

А у ворот была в дозоре

седая мать двоих бойцов,

и дрогнуло ее лицо,

и пробежал огонь во взоре.

Она сказала:

— Слышу, маршал.

Ты обращаешься ко мне.

Уже на фронте сын мой старший,

и средний тоже на войне.

А младший сын со мною рядом,
ему семнадцать лет всего,

но на защиту Ленинграда

я отдаю теперь его.

Иди мой младший, мой любимый,

зови с собой своих друзей.

…На бранный труд, на бой, на муки,

во имя права своего,

уходит сын, целуя руки,

благословившие его.

И, хищникам пророча горе,

гранаты трогая кольцо, —

у городских ворот в дозоре

седая мать троих бойцов.

ПИСЬМО С ФРОНТА

Эдуард Асадов

Мама! Тебе эти строки пишу я,

Тебе посылаю сыновний привет,

Тебя вспоминаю, такую родную,

Такую хорошую — слов даже нет!

Читаешь письмо ты, а видишь мальчишку,

Немного лентяя и вечно не в срок

Бегущего утром с портфелем под мышкой,

Свистя беззаботно, на первый урок.

Грустила ты, если мне физик, бывало,

Суровою двойкой дневник «украшал»,

Гордилась, когда я под сводами зала

Стихи свои с жаром ребятам читал.

Мы были беспечными, глупыми были,

Мы все, что имели, не очень ценили,

А поняли, может, лишь тут, на войне:

Приятели, книжки, московские споры –

Все — сказка, все в дымке, как снежные горы…

Пусть так, возвратимся — оценим вдвойне!

Сейчас передышка. Сойдясь у опушки,

Застыли орудья, как стадо слонов,

И где-то по-мирному в гуще лесов,

Как в детстве, мне слышится голос кукушки…

За жизнь, за тебя, за родные края

Иду я навстречу свинцовому ветру.

И пусть между нами сейчас километры –

Ты здесь, ты со мною, родная моя!

В холодной ночи, под неласковым небом,

Склонившись, мне тихую песню поешь

И вместе со мною к далеким победам

Солдатской дорогой незримо идешь.

И чем бы в пути мне война ни грозила,

Ты знай, я не сдамся, покуда дышу!

Я знаю, что ты меня благословила,

И утром, не дрогнув, я в бой ухожу!

МАТЬ

Рюрик Ивнев

Приходит старость. С ней не так легко

Нам справиться, и мы уже не дети.

И наша юность где-то далеко,

Как будто даже на другой планете.

И кажутся каким-то дальним сном

Картинки из «Руслана и Людмилы»,

Деревья сада, двухэтажный дом

И женский образ — бесконечно милый.

Что может быть чудесней слова: мать?

О, сколько губ, трепещущих и нежных,

Не уставали матери шептать

О самых первых чувствах белоснежных.

О, сколько слов, горячих, как огонь,

Жгли щеки детские и днем и ночью.

Их не собрать теперь в одну ладонь.

И не увидеть никогда воочию.

Любимая, не уходи… Постой!

Ты для меня всегда была святыней.

И на пути, завещанном тобой,

Как в раннем детстве, я стою поныне.

Вот почему я этот мир люблю,

Овеянный воспоминаньем детства.

Вот почему я подошел к Кремлю

В семнадцатом году с открытым сердцем,

Как подходил я к матери младенцем.