pisma

«Строки, оборванные пулей…»

 

Евгений Березницкий (1919 – 1941 – погиб на фронте под Ельней).

За честь Родины За каждый колос, опавший С твоих, Отчизна, полей; За каждый волос, упавший С головок наших детей; За стон от боли жестокой, Слетавший с братских губ, Отплатим мы око за око, Отплатим мы зуб за зуб. Не быть рабыней Отчизне, И нам рабами не жить! За счастье свободной жизни Не жалко голов сложить! Отсюда наше бесстрашье Начало своё берёт. Священна ненависть наша, Расплаты близок черёд! Нет краше, страна родная, Счастья – тебе служить. Идём мы, смерть презирая, Не умирать, а жить! 1941

Эдуард Подаревский (1919 – 1943 – погиб на фронте)

*** Плыли блики в речке синей Керосиновых кругов, Разбегались в керосине Переблестки всех цветов. Плыли радуг переблестки. А над речкой, на горе, Тихо стыли перелески В предзакатном янтаре. И за эту ёлку-палку, За речную тишь да гладь – Вдруг я понял – мне не жалко Всё отдать. И жизнь отдать. 14 мая 1942 г.

Юрий Севрук (1912 – 1944 – погиб на фронте в Эстонии).

Журавли Высоко над ямами и рвами Раненой, истерзанной земли, Вешний воздух бороздя крылами, Через фронт летели журавли. Словно стая наших самолётов Проплыла равниной голубой, Немцы из зенитных пулемётов Прострочили небо над собой. Не несёт весна удачи фрицам, Дни идут, а наш напор жесток. Вот и позавидовали птицам, Их прямой дороге на восток. Прямо к солнцу поднимаясь круто, Вражьему огню наперерез, Пронеслись, не изменив маршрута, Вольные кочевники небес. Улыбаясь, мы на птиц взглянули. Не для них наш припасён свинец: Немцу предназначенную пулю В журавля не выпустит боец. Пусть себе кочуют на свободе И приветным криком говорят: «С доброй вестью к нам весна приходит, С доброй вестью журавли летят!» От врага опять ушла добыча. Скрылись в затуманенной дали, Громко, торжествующе курлыча, Трубачи победы – журавли. 19 апреля 1943 г.

Захар Городисский (1923 – 1943 – погиб на фронте).

*** Если мне смерть повстречается близко И уложит с собою спать, Ты скажешь друзьям, что Захар Городисский В боях не привык отступать.

Что он, нахлебавшись смертельного ветра, Упал не назад, а вперёд, Чтоб лишних сто семьдесят сантиметров Вошли в завоёванный счёт. Август 1943 г.

Евгений Нежинцев (1904 — 1942 –умер в блокадном Ленинграде)

*** Пусть буду убит я в проклятый день войны, Пусть первым замолчу в свинцовом разговоре, Пусть… Лишь бы никогда не заглянуло горе В твой дом, твои глаза, в твои девичьи сны… Пусть не осмелится жестокая рука Черкнуть в письме, в скупой на чувства фразе, Что ты в разорванном лежишь противогазе И бьётся локон твой у синего виска… 1941

Георгий Напетваридзе (1918 — 1942 – погиб в Крыму, будучи разведчиком).

*** Когда конверт мне этот принесли, Я вскрыл его, Тревогою гонимый, В тяжёлый час Родной моей земли Послание пришло не от любимой. И не от той, Что в утреннем краю Ждала сыночка, старясь год от года. Суровыми рядами, Как в строю, Стояли в нём Слова иного рода. Я понял зов Родной моей земли, Вспоившей корни влагой животворной. Пав на колени, Я в её пыли Поцеловал – И в бой ушёл упорный. 1941

Иосиф Уткин (1903 – 1944 – военный корреспондент, погиб в авиационной катастрофе).

Клятва Клянусь: назад ни шагу! Скорей я мёртвый сам На эту землю лягу, Чем эту землю сдам. Клянусь, мы будем квиты С врагом. Даю обет, Что кровью будут смыты Следы его побед!.. Суровой мерой мерьте Позор моей вины: Пусть покарает смертью Меня закон войны! 1942 Пейзаж Полей предвечерняя небыль, Похода размеренный шаг, Пыля, пробирается в небо Войны бесконечной большак. Белеет старинная церковь Над тихой и мирной рекой, На куполе медленно меркнет Степного заката покой. Но с мирной природою в споре, Как грозного времени тень, Чернеет народное горе Спалённых огнём деревень. Чернеет и справа и слева… И слышно, как там, впереди, Огонь орудийного гнева Гудит у России в груди! 1943

Хазби Калоев (1921 — 1943 – погиб под Белгородом, будучи командиром танка)

Меч (баллада). Тень мрачная упала на страну, И уходили юноши-джигиты… Мать сына провожала на войну: — Отцовский меч в сраженьях сбереги ты! Из боя он прислал его тебе – На нём ещё алели крови пятна. Я верю, будешь стоек ты в борьбе, С победой возвратишься ты обратно. Как птицы, мчались быстрые года, И дерево засохло понемногу… Мать опустила голову, седа, Она глядела долго на дорогу. И услыхала голос: «Жизнь сберечь Не смог твой сын – сберёг он честь солдата… Он, падая, мне передал свой меч, И я его храню в сраженьях свято!» 1941

Микола Сурначёв (1917 — 1943 – погиб при взятии Берлина)

В протоптанном жите Уже не доехать Бойцу молодому До края родного, До отчего дому. Лежит он, раскинувшись, Руки разбросив. Над ним обгорелые Никнут колосья. Лежит он, как витязь, В потоптанном жите, Родную увидите – Не говорите. 1943

Владимир Чугунов (1911 — 1943-погиб во время сражений на Курской дуге, будучи командиром стрелков)

После боя Хорошо, товарищ, после боя, Вдыхая дым пороховой, Посмотреть на небо голубое – Облака плывут над головой. И в затихшем орудийном гуле, Что в ушах моих ещё звенит, Вся страна в почётном карауле Над убитым воином стоит. 10 мая 1943 г.

Педер Худангай (1907 – 1970)

Журавли Мы залегли в бурьяне и пыли. Замолкла к ночи канонада. И только пролетают журавли, Курлыча грустно, к Сталинграду. Расстроенный гортанный голос птиц, Нет-нет и затрубит вожак их. Летят они вдоль Млечного Пути Туда, за море, в край свой жаркий… О журавли! Далёк, далёк ваш путь… Пусть мне под утро – снова к бою, Но жалко вас: вам негде отдохнуть В полях, повыжженных войною. Рокочет где-то самолёт вдали. Рокочет наш. Знаком по звуку. Вы можете спокойно, журавли, Лететь под ним, даю поруку. До скорого свиданья, журавли, Лететь вам далеко-далече! Весною на полях моей земли У вас иная будет встреча. Пока же – равнодушный Млечный Путь И звёзд холодных мириады, Тоска, что до утра не даст уснуть, И зарево над Сталинградом… 1942

Добавить комментарий